НА ЭКСКУРСИЮ В… ИВС

На прошлой неделе в рамках работы общественного совета при ОМВД России по Конаковскому району члены совета посетили изолятор временного содержания (ИВС). Наш корреспондент воспользовался этой возможностью, чтобы посмотреть, как поживают те, кто волею злой судьбы, а также своих усилий оказался на нарах.
Изолятор временного содержания очень похож на тюрьму и чисто внешне ею и является. Но, в отличие от тюрьмы (она же СИЗО, следственный изолятор), здешние сидельцы тут более чем на несколько суток не задерживаются. В этом коренное отличие ИВС от СИЗО. Кроме того, если СИЗО находятся в ведении службы исполнения наказаний (ФСИН), то ИВС – в ведении полиции (МВД). Раньше это место называли КПЗ (камеры предварительного заключения). Содержатся здесь как задержанные граждане, так и «спецконтингент». Кто и как попадает в это невеселое место? Вы удивитесь, но управляет «тюрьмой нашего города» женщина! Рассказывает начальник Конаковского ИВС Татьяна Извекова. 
- В изоляторе временного содержания в основном находится спецконтингент, то есть уже арестованные подозреваемые либо обвиняемые лица, в отношении которых проводятся различные действия – следственные, судебные. Их привозят из СИЗО и также в СИЗО увозят. Также у нас содержатся еще только  задержанные за какие-либо правонарушения граждане и административно арестованные по решению суда, которых в народе зовут «суточниками». Всего у нас семь камер, 24 места, но согласно установленному лимиту мы имеем право одновременно содержать не более 15 человек. Причем, спецконтингент содержится отдельно от «административников», за которыми всегда закреплена своя четырехместная камера, несовершеннолетние – от взрослых, женщины, разумеется, - от мужчин. Даже по статьям необходимо граждан разделять, поскольку были случаи в других местах, когда, например, обвиняемого в изнасиловании убили сокамерники. Спецконтингента в разы больше, чем «суточников», все эти лица у нас долго не задерживаются: в месяц на одно лицо существует ограничение – не более 10 дней временного содержания…
Арестованных на срок до 15 суток граждан раньше использовали на различного рода работах. Помните, как в фильме «Напарник»: песчаный карьер - два человека… а на ликеро-водочный нарядов нет? Огласите весь список, пожалуйста!. Так вот, такой труд, являвшийся в условиях «развитого социализма» обязательным как мера перевоспитания и оказания пользы обществу, сегодня возможен только по желанию самого арестованного и в нашем ИВС не применяется. Как правило, «суточников» стараются отправить в ту же Тверь в спецприемник, и там по договору с его администрацией «общественно полезные работы» в принципе возможны. 
Конечно же, членов общественного совета интересовали, в первую очередь, условия содержания: как живут, чем питаются, и так далее. Так вот, горячее питание в контейнерах сюда привозят из столовой два раза в сутки: утром - завтрак, днем - обед и ужин. Каждый сиделец питается (внимание!) на 240 рублей в день. Для сравнения – у сотрудников конвойной службы питание рассчитывается из суммы в 200 рублей в день. 
Мы побывали в одной из камер. Чтобы попасть в нее с улицы, нужно миновать две железных решетки с крепкими замками и третью преграду – дверь в саму камеру. В самой камере сидели четверо. На деревянных двухъярусных нарах у каждого свой матрас и постельное белье. Воздух в камере свежим назвать трудно, но в целом в ней тепло, даже жарковато. На столе - кружки с чаем, недоеденный завтрак. Рядом – умывальник, за небольшой стенкой – санузел, причем, не какая-нибудь «параша», как в романах Солженицына, а вполне себе современный компакт. Такие и в домах не у каждого есть. Заключенным разрешается курить, их по желанию выводят на прогулки, не менее часа в сутки. Им можно даже помыться в душе (он вместе со стиральной машиной находится в отдельном помещении, в нем же, говорят, моются и сотрудники).
В ИВС есть каптерка с личными вещами арестантов, есть следственная комната, где их допрашивают. Есть место, где принимают передачи от родственников согласно утвержденному графику. Пришедшим узнать о судьбе оступившегося родственника всегда расскажут, как ему сидится, посещение же осуществляется строго через следователя, ведущего дело: закон свиданий не запрещает. Каждый арестант имеет право на медпомощь, которая осуществляется как силами Конаковской ЦРБ, так и своим фельдшером. Также из ИВС можно отправить письмо по почте. А еще каждый из арестованных имеет право на 15 минут телефонных звонков в сутки.
Штат сотрудников ИВС – 18 человек и одна собака. Дежурные смены заступают на суточное дежурство, охранно-конвойное подразделение обеспечивает доставку спецконтингента на следственные действия, в зал суда или этапирует в СИЗО. В октябре прошлого года в штатном расписании Конаковской полиции появилась должность кинолога. Несколько позже появилась и собака: юная красавица-овчарка, которую зовут Кристиана Радонеж, но она прекрасно откликается и на кличку «Кристи». Сейчас ее обучают премудростям охранно-конвойной службы. 
Внутри ИВС нам снимать не дали: на входе попросили оставить фотоаппаратуру и телефон. Так что оставалось записывать впечатления в блокнот. И они оказались довольно сильными. Все-таки, суровое это место – тюрьма. Не дай бог сюда попасть. Кажется, если бы «трудным подросткам» регулярно устраивали экскурсии вроде той, что устроили нам, те бы сто раз задумались, прежде чем делать что-то криминальное. Жизнь за решеткой – не сахар.
М. МАЛАХОВ.  Фото автора.